ВНИМАНИЕ! В Вашем браузере ОТКЛЮЧЕНА поддержка JavaScript! Сайт может отображаться не корректно!
Зеркало недели
Яндекс.Метрика
21 января, 2019 | Категории: Краеведение
Просмотры: 851    |
Рейтинг: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Ваша оценка?)
Loading ... Loading ...
Печать

Триста лет тому назад

(Окончание.  Нач. в №№ 32-33,51-52  2018 г., №2 2019 г,)

Сухобузимская

Что собой представляла деревня, ставшая впоследствии центром Сухобузимской волости, в 1720 году?

Ничего особенного. Это было небогатое, исключительно крестьянское поселение. Всего 18 дворов. 9 из них занимали пашенные крестьяне – Петр Веселков, Федор Алексеев, Антон Андреев, Андрей Савин, Самойло Сидоров, Иван Варобин (Воробин?), Афанасей Максимов, Никита Пискунов, Филипп Першин. В  четырех проживали  посадские люди – Гаврил Полежаев, Родион Шибин, Гурьян Степанов, Козма Алемасов. Имелось  три захребетника – Микита Безживотный, Петр Жарков и Гаврила Стафеев.

Кто населял  еще один двор, понять не удалось, так как запись в документе сильно повреждена.

В деревне жил единственный казак – Михайло Вохмин, 60 лет. Он имел пятерых сыновей – Клима, Антона, Дмитрия, Микиту и Василия. Последние были погодками – шести, пяти и четырех лет. При этом старшему Климу  уже исполнилось 18 лет. И опять мы наблюдаем довольно распространенное явление: мужчины почтенного возраста растили маленьких детей. Оказывается, в XVII – первой половине XVIII вв. большинство сибиряков женились в возрасте около 35 лет. Правда, позже брачный возраст начал снижаться, и стали нередки случаи, когда 16-17-летние юноши заводили свои семьи.

Внимательный читатель, конечно же, не пропустил фамилию Ивана Варобина и  сделал вывод, что от этого рода позже пошла деревня Воробина. Но в 1719-1722 годах ее еще не  существовало.

Можно предположить, что Сухобузимское  основано после 1713 года. Более точной даты назвать пока не получается.

 

Кононова

Цитата из «Очерков по истории Красноярского уезда в XVII веке» академика С.В. Бахрушина (с. 110):

 «Выше устья Бузима шли отдельные деревни служилых людей: дер. Савостьянова, основанная сыном боярским Кононом Савостьяновым еще в 1659 г.; в 1701 ею владел его сын Самсон Кононов и внук Андрей Федоров Самсонов; тут же жили еще пять служилых людей».

Кононова (она же Савостьянова) и в 1719-1722 гг. была небольшой деревней. Но по числу знатных людей могла соперничать с селом Бузимским. Здесь проживал дворянин красноярского списку Тимофей Самсонов, 40 лет, три сына боярских – Андрей Самсонов, 35 лет, Микита Самсонов, 30 лет и Яков Скобеев, 50 лет. Имелся еще и  недоросль сын боярский Кирилл Худоногов, 34 лет. Дворянину Тимофею  Самсонову  и его племяннику Якову жилось привольно: их обслуживали дворовые, среди них только мужского пола 5 человек.

На усадьбе всегда были слышны детские голоса. Тимофей имел  пятилетнего сына, который записан как Андеян. Пятеро сыновей было  в семьях дворовых. Кстати, среди них был старик, 76 лет, тоже носивший странное имя – Юргье.  Вряд ли в таком возрасте он мог работать. Видимо,  раньше служил семье, а теперь его, «пенсионера», держали на иждивении.

Сын боярский Андрей Самсонов тоже имел прислугу – дворового человека Павла, 50 лет.

Андрей и Микита Самсоновы, а также Иван Скобеев проживали вместе с братьями.

В деревне служили казаки Филипп Скобеев, Иван Шошин, Василий Попов, Микита Тотменин, Петр и Мосей Коркуновы, Григорий Сорокин.

Андрей Лебедев и Петр Тимофеев были захребетниками.

Вот и все население Кононовой.

 

Таскина

Перенесемся вниз по Енисею. За нынешней Павловщиной (Павловской деревней), как и триста лет назад, стоит деревня Таскина (Берег-Таскино). Здесь еще в XVII веке обосновались Таскины, в честь которых и названа деревня. В 1720-х годах жили два пеших казака -  Иван и Павел Таскины.

Мое внимание привлекла не только известная фамилия. В «скаске»  Павла Таскина я обнаружила запись: «нищей у него живет Терентий – десяти лет». Значит, хозяин, имея  большую семью, где только сыновей шестеро, а младшему Перфилию четыре года, пригрел в своем доме сироту.                                                                           

Павел Таскин – не один такой. Нередко в домах наших предков жили скормленники – дети  и старики, которые не могли себя прокормить.

В Таскиной 14 дворов. Из знати – сын боярский Степан Манастырщин. Запись о нем повреждена, поэтому нельзя прочитать, сколько лет ему было, какой состав семьи.

Остальные жители,  за исключением захребетника Михаила Агафонова,  казаки. Павел, Иван, Семен и Михаил Кочергины, отставной пеший казак Василий Сорвачев, Иван  и Никита Стародубцевы, Григорий Плотник, Алексей Юдин.

 

Быковская деревня

 Такое название получила, потому что находилась у Тельского Быка – большой скалы, преграждающей путь Енисею. Она раскинулась в версте от Балчуга — у устья  правого притока Енисея Большой Тели.

Теперь здесь ничто не напоминает о существовании этой деревни. В живописном месте часто бывают туристы и рыбаки.

А в 1720-х  в 12 дворах проживало 42 души мужского пола. Восемь казаков – Мосей и Степан Голиковы, Дмитрий и Иван Черкасовы, Петр Шерыгин, Дементий Зырянов, Яков Братилов, Борис Шахов, отставной пятидесятник Андрей Бухальцов.  Посадских было трое – Харитон, Степан и Савелий Быдаевы.

Местные жители обратят внимание на фамилию Шерыгин. Протока Енисея вблизи Тельского Быка называется Шурыгина.

У Бахрушина есть упоминание о существовании мельниц на реке Тели: в 1680-х годах  в Красноярском уезде было девять мельниц. Две из них держали на Быку служилые люди Михаил Шахов и Федор Козырев.

 

Устьканская деревня

 

- так записан в «Переписи города Красноярска и его уезда 1719-1722 гг.» современный Усть-Кан.  В нем было учтено 11 дворов. 55 душ мужского пола — 10  пеших и конных казаков с семьями и один захребетник, Иван Коркин. Их фамилии  по-прежнему на слуху. Триста лет назад больше всех было Коркуновых,  три семьи – Якова, Корнилы, Конона. Двое Огневых – Фохромей, 50 лет,  и Михаил, 80, а также Черкашенины, Черепановы, Суетины, Смольяниновы.

 Самая большая семья у Дмитрия Обеднина (Обедина), 60 лет (он записан по-разному). У конного казака семь сыновей и восемь внуков. Сыновья Дмитрия имеют большую разницу в возрасте: старшему Козьме — 35, а младшему Прокопию – полгода.

 

Седельникова

Читатель сразу подумает, что это нынешняя деревня Седельниково. И ошибется. Триста лет назад было две деревни Седельниковы. Одна стояла там, где современное поселение, другая – на Енисее, в двух верстах от  Хлоптуновой.  В «Перепись» вошла вторая, в рукописи  записана под общим заголовком  «Седельникова и Хлоптунова».

Нетрудно догадаться, что в Седельниковой жили Седельниковы. Они, дав имя двум деревням, в дальнейшем расселились по всей округе.

 В 1720-х в Седельниковой на Енисее жил сын боярский 50-летний Иван Седельников. Имел трех сыновей – Василия, Лариона и Гаврилу, внука Ивана, пятнадцати недель. Почему сын боярский жил в крохотной деревеньке из  шести дворов?

Мало того, он был не одинок. Рядом  вместе с  сыном Иваном, 23 лет, жил еще один сын боярский Макар Сущевский, 70 лет. Оставшиеся четыре двора занимали казаки -  Петр и Афанасий Пузыревы, Микита Вохмин, Гаврила Седельников.

 

 Шахова

В округе имелись еще две крошечные деревни. Одна из них – Шахова.  С.В. Бахрушин пишет, что в 1701 году здесь жили вдовы двух ее основателей – служилых людей Шаховых.

Спустя 20 лет в 4 дворах  обитали семьи казаков — Семена Шахова, Тимофея Костырина, Лариона Степанова и Павла Сорокина. Всего16 жителей. Самому старшему,  Лариону Степанову,   60 лет, самому младшему,  Лариону Костырину,  пошел второй год.

Деревни с таким названием давно уже не существует. Кого бы ни спрашивала  — никто не знает, где она находилась. Я с трудом отыскала ее координаты в трудах  немецкого ученого Г. Миллера.  В «Описании Красноярского уезда Енисейской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии в феврале  1735 года» он указывает, что деревня Седельникова, прежде Шахова, находилась на берегу Бузима, в 30 верстах от села Бузимского. В путевых заметках «Описание реки Енисея от Енисейска против течения до Красноярска 1739 г.»  сообщает, что в 14 верстах от Кекура находится Седельникова,  которую называют также Шахова. Она стоит на южном берегу Бузима, в  устье  речки, которую Миллер называл Минзюл, теперь это – Мингуль.

 

Погорельна

Находилась на правом берегу Енисея, примерно в 4 верстах от устья Бузима. Здесь жило четыре семьи. Три носили фамилию Плишкин.  40-летний Иван Плишкин был сыном боярским. Афанасий и Артемий Плишкины — конные казаки. Их соседом был казачий сын – Микита Подпорин.

Подведем итог. Согласно ревизии  триста лет назад на территории  современного Сухобузимского района было  одно село – Бузимское и 15 деревень.

Список населенных мест, находящихся на территории Сухобузимского района в 1719-1722 гг.

(Составлен  на основании «Переписи города Красноярска и его уезда 1719-1722 гг.»)

с. Бузимское

д. Трифанова

д. Быковская

д. Балчюсская

д. Седельникова

д. Хлоптунова

д. Шахова

д. Кононова

д. Усканская

д. Кекурская

д. Сухобузимская

д. Нахвальная

д. Малая Нахвальная

д. Павловская

д. Погорельна

д. Таскина

 

Фамилии, имена, географические названия и другие слова воспроизведены в соответствии с текстом ревизии. Она отражает живую речь наших предков и отличается от  современного правописания.

Ольга ВАВИЛЕНКО

Фото

 

Кадушка выдолблена из цельного дерева. Хранится в фондах музея Атамановской средней школы. Фото Алексея Матонина

 

Тельский Бык. Фото Ольги Вавиленко

Река Большая Тель усыпана валунами. Фото Ольги Вавиленко

 Жерновой камень водяной  мельницы найден  жителем Кононово М.И. Суковатым и его сыновьями Иваном и Михаилом на реке Шумихе.

Фото Михаила Суковатого

 

Старинный дом в Кононово.  Фото Ольги Вавиленко

 

 

 

1 comment to Триста лет тому назад

Ваш комментарий

  

  

  

Текст который нужно ввести в поле ввода

*

Можно использовать эти теги: these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>