ВНИМАНИЕ! В Вашем браузере ОТКЛЮЧЕНА поддержка JavaScript! Сайт может отображаться не корректно!
Зеркало недели

    4 июля в Толстомысово утонул шестилетний ребенок
     Звонок о происшествии поступил на пульт единой дежурной диспетчерской службы Сухобузимского района в районе двадцати часов.

    В районном центре ремонтируют памятник участникам Великой Отечественной войны

    В конце июня подрядчик приступил к ремонту мемориала Победы в селе Сухобузимском. На эти цели по краевой программе поддержки местных инициатив сельсовету выделено 2 миллиона рублей. Еще 300 тысяч рублей внесли юридические лица и неравнодушные жители.
    Рабочие выровняли площадку, на которой установлены памятник воину-освободителю и Вечный огонь, ее планируется выложить брусчаткой.
    Приступили к замене ступеней. Фамилии фронтовиков, наполовину стертые от времени, будут переписаны на гранитные плиты, композицию с бегущими солдатами и Орден Отечественной войны также перенесут на новые гранитные плиты. Постамент, на котором установлен памятник солдату, облицуют плиткой. Укрепят опорную стену. Для удобства людей с ограниченными возможностями на мемориале установят пандус.
    Окончание работ запланировано на конец сентября.



    Трагедия на Енисее

    28 июня два жителя Емельяново приехали в Атаманово на рыбалку. С уловом они возвращались к берегу, сняв из-за жаркой погоды спасательные жилеты.
    Мимо проходил теплоход. Лодка, в которой находились рыбаки, зачерпнула воды и перевернулась. Мужчины оказались в воде и попытались плыть к берегу. Одному из них хватило сил добраться до суши самостоятельно. Второй утонул.




    С территории районного краеведческого музея убирают старые тополя

    Работы проводятся в рамках наружного косметического ремонта здания и благоустройства территории. Почти завершена покраска фасада. До конца лета планируется спилить все деревья, установить и покрасить палисадник, высадить многолетние цветы.

    По словам директора музея Ольги Некрасовой, планируется составить смету расходов на капитальный ремонт внутренних помещений.



    Администрация района приобрела роторную косилку

    В селах района траву и бурьян приходится скашивать с больших площадей. Рабочие сельсоветов используют для этих целей обычные бензокосы, но не справляются с такими объемами. Не хватает людей, да и техника выходит из строя. Для того чтобы работы по благоустройству территорий шли быстрее, администрация приобрела роторную косилку отечественного производства.

    Для эксплуатации в сельсоветах администрация района будет предоставлять косилку по заявкам глав. А вот Сухобузимский сельсовет решил приобрести собственную, которая будет крепиться на трактор Т-40.



    С начала июля при регистрации автомобиля придется доплатить за тюнинг

    В силу вступают новые правила, согласно которым любые, даже незначительные, изменения, внесенные владельцем, потребуют проведения расширенных технических испытаний и посещения специальной лаборатории. Речь, в том числе, идет об установке газового оборудования, силового бампера или экспедиционного багажника.

    Сложнее станет и процедура постановки на учет легковых автомобилей с правым рулем. Для этого сначала потребуется получить сертификат о соответствии транспортного средства требованиям безопасности. Праворульные автобусы, экскаваторы и грузовики ввозить в Россию вовсе запретят.



    С 1 июля
    прекращает действие ряд послаблений для граждан и юрлиц, введенных с началом режима самоизоляции.
Яндекс.Метрика
17 декабря, 2018 | Категории: Неизвестные страницы истории
Просмотры: 569    |
Рейтинг: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Ваша оценка?)
Loading ... Loading ...
Печать

Где живут потомки бузимцев?

Триста лет тому назад

(Продолж. Нач. в № 32,33,51)

Третий в уезде

Самым крупным населенным пунктом  Красноярского уезда, естественно, был Красноярский острог. Он имел 349 дворов, 1121 душу мужского пола. Далее шло село Ясаулово (современное Есаулово). Здесь в 117 дворах проживало 445 душ мужского пола.

 Третьим было Бузимское. В нем стояло 70 дворов, население составляло 253 души мужского пола. Если добавить бабушек, матерей, жен и дочерей – то получится примерно 400 жителей. Что и говорить, большое село. Четверть самого острога.

Превосходило село окрестные деревни и по числу знатных особ.  Здесь жил московский дворянин Андрей Еремеев, боярские сыновья Прокопий Многогрешный, Михаил Бернятцкий, отставленный сын боярский Яков Вороблевский. Напомню, что дворяне московского списка по определению ученого  Г.Ф. Быкони, это «представители казачьей верхушки Сибири, которые единственные имели до 1724 года права российских дворян». Дети боярские – (нижний разряд дворян) и дворяне сибирского списка — таких правами не были наделены.

Основное население  села состояло из  посадских людей, пашенных крестьян, пеших и конных казаков,  которые состояли на государственной службе и «получали соляное, хлебное и денежное жалованье».

«Енисейские казаки несли службу по защите населения возникающих в Сибири городов и деревень, брали под охрану ясачных людей. Они принимали участие в сборе ясака, сопровождали в Томск, Тобольск, Москву «соболиную казну». На долгие месяцы, а иногда и годы казаки вынуждены были «отъезжать в караулы» в другие сибирские города. Из-за скудного жалования многие занимались торговлей, ремеслами, промыслами, земледелием».

(Андюсев Б.Е. Сибирское краеведение: Хозяйство, быт, традиции, культура старожилов Енисейской губернии XIX – начала XX вв. Учебное пособие для уч. и студ. – Красноярск: РИО КГПУ, 2006.)

К тому времени многие жители выращивали хлеб. Историк С.В.Бахрушин сообщает, что посадские люди в селах — Ясаулове, Бузимском, деревнях — Частоостровской, Шиверской, Нахвальной, Павловской — пахали землю уже в середине XVII века.

 

Железо плавили на государевы нужды

Но занимались бузимцы не только земледелием. С.В. Бахрушин пишет:

« К XVII в. относятся первые известия о начатках горной промышленности в Красноярском уезде… Известно, что  в конце столетия пашенные крестьяне сел Ясаулова и Бузимского « железную руду добывали» и «железо плавили на всякие великих государей поделки». В 1683/84 г. было выплавлено 50 пудов железа; в следующем году казенный целовальник принял у крестьян 20 пудов кричного железа. Добывали руду и плавили железо также, по-видимому, и на свои нужды. Так казак Матюшка-кузнец жаловался, что воевода Григорий Шишков взял у него безденежно 5 пудов железа и железную руду, из которой было выплавлено 25 пудов.

Железо, выплавляемое из красноярской руды, по отзыву иностранного специалиста в Москве, было «плохое, в ковку не годится»; тем не менее оно употреблялось в Красноярске, за неимением лучшего, на оковку сундуков, ларцов, коробей, дверей а также пушечных станков»

(Бахрушин С. В. Очерки по истории Красноярского уезда в XVII в. // Научные труды. Т.4. М.,1959, с. 11).

К этому надо добавить, что кузнец Матушка жил именно в селе Бузимском.

 

Вино курили «без престани»

Винокурение для частных лиц было запрещено, существовала государственная винная монополия.

С. В. Бахрушин  в своем очерке рассказывает: в уезде процветал незаконный промысел – курение вина из ржи на продажу. Им занимались и представители местной власти. «Тайное винокурение было основной статьей дохода всей администрации». В деревнях вино курили приказчики и продавали зелье в Красноярский острог.

Прибыльное дело освоили и жители села Бузимского:

«Василий Кондырев, будучи на приказе в с. Бузимском, курил вино «без престани в два котла, да кубом, да в 6 труб, а те де котлы и куб, и трубы меди красной, а куб в 4 ведра» и т. д.»  (Бахрушин С.В. с. 147).

 

Дьячок расписывал сундуки

Какие еще промыслы  существовали в селениях?

В них имелись кузнецы, плотники,  кожевенники, сапожники, скорняки, портные, оконичники. Последнее слово – непонятное. Но, оказывается, существовала и такая специальность – вставлять окна из слюды.

В книге С.В. Бахрушина я обнаружила запись о неожиданном ремесленнике: «Художественные производства имели, по-видимому, небольшой спрос в Красноярске. Однако в 80-х годах с. Бузимского церковный и житничный дьячок Иван Бронников подрабатывал живописным искусством, а именно брал заказы «красить и травы писать сундуки большие и седла и еловчики», а также «ратовщики  копейные»; расписывал он и слюдяные окончины. Главным образом, как мы видим, он обслуживал опять-таки потребность военного люда в нарядном оружии. Среди его заказчиков был сам воевода Григорий Шишков, для которого он красил разными красками сундуки, седла и другие вещи и расписал пять окончин больших к чердаку. Для этой работы он жил на воеводском дворе 10 недель и должен был «за работишку и за краски» получить рублей шесть» (Бахрушин С.В. с.120).

Нищетской сын Никита Гуленинов

В зажиточных семьях были «работные люди».  Холопы обрабатывали землю, выполняли другие хозяйственные работы.  Среди них были и туземцы- новокрещены.

С.В. Бахрушин на основе документов Сибирского приказа описывал хозяйство состоятельного казака Ивана Злобина, живущего близ Овсянкиной деревни (ныне Овсянка).  Служилый  имел собственную мельницу, избу на подклете, баню и амбар. Хозяйство немалое – два коня, кобыла, четыре коровы, два теленка и две свиньи. Одному с таким поголовьем не справиться, поэтому на усадьбе жило несколько холопов. (Бахрушин С.В. с. 145)

Можно предположить, что примерно такое же хозяйство имели  и некоторые жители села Бузимского. Указано же в переписи, что дворянин Андрей Еремеев,  сотник Иван Вертикулаков, пеший  казак Иван Тиханов, пашенный крестьянин  Степан Налобин  имели дворовых людей.

Но в селе жили как состоятельные люди, так и неимущие,  захребетники и бобыли.  Примечательно, что заканчивался список  жителей села  следующей записью: «В том же селе Бузимском нищетской сын Никита Гуленинов — десяти лет между двор скитаетца».

В среднем во дворе проживало примерно  6-7 человек обоего пола.  Неразделенные семьи  иногда содержали три-четыре поколения.  У крестьянина Степана Налобина только душ мужского пола имелось 11. Была ли у Степана семья неизвестно, во всяком случае, сыновей у него не имелось. Но во дворе вместе с ним обитало два брата Антип и Микифор, имевшие пятерых детей,  и подворник – старик Семен, 80 лет, с сыном и внуком.

Немало было семей многодетных. Так, 50-летний пеший казак Петр Чирков растил   шестерых сыновей, 14, 7, 5, 2 лет, 1 года,  самому младшему на момент переписи было четыре недели.

 

Ошаниных – больше всех

Самой распространенными фамилиями в Бузимском были  Ошанины — 5 дворов,   Черкашенины – 4 двора,  Тихановы – 3.

В трех дворах  жили  Высотины — Василий Степан, Иван. В дальнейшем, вероятно, они дали название деревни Высотиной (современное Высотино).

В Сухобузимском районе  в дальнейшем много лет жили¸ живут, наверно, и поныне Карнауховы, Лутковы, Немтиновы, Зыряновы, Осколковы, Горбуновы, Лихачевы, Савины, Коркины, Долговы, Борисовы, Лазицкие (Лазитцкие) чьи предки  пришли на берега Енисея в XVII веке

Рассеялись по белу свету потомки  бузимцев: пятидесятника Ивана Подбрускина, сотника Вертикулакова, казаков Чернухиных, Серовых, Боскаковых, Усовых, Матвеевых, Шудровых, Забродиных,  Благодарновых, Шимахиных.

Потомки живут в Австралии

Село Бузимское, впоследствии  деревня Берег-Бузим (Береговой Бузим)  Абакшинского сельсовета  часто страдало от наводнений. В 1931 году здесь жило 237 человек. После большого наводнения 1966 года люди разъехались, и село прекратило свое существование. 04.05 1967 года решением исполнительного комитета Красноярского краевого Совета депутатов трудящихся № 404  оно было снято с административного учета.

Выходцы села Бузимского разлетелись по всему свету.  Вот только одна история. В 2012 году  в  Сухобузимское  неожиданно приехала семейная пара из Австралии – Юрис и Лоис Гресте. Стояли декабрьские морозы, и мы немало удивились: почему обитатели тропической страны Южного полушария  выбрали столь  неподходящее время для  туристической поездки.

Оказалось, Юрис Гресте  совсем не случайно прибыл в заснеженную Сибирь. Пять лет назад он пообещал своей матери, что выполнит  последнюю волю бабушки и побывает на ее родине – в деревне Бузимской Красноярского края. Бабушка Татьяна Прокопьевна (к сожалению, мы не выяснили ее  девичью фамилию) родилась в конце XIX века, на Енисее, в большой крестьянской семье. Ее родители Прокопий и Марфа жили бедно, поэтому, когда Татьяна подросла, отправили ее в Красноярск. Там девушка устроилась работать прислугой в состоятельную семью. А вскоре встретила и полюбила молодого человека. Петр Иванов работал землемером. Молодые поженились. В 1906 году у них родился первенец, девочка Оля.

 В 1912 году Петр уехал рыбачить на Байкал. И погиб там во время шторма. Молодая женщина осталась с ребенком на руках,  сильно горевала о пропавшем муже, долгое время жила одна. Но жизнь взяла свое. В 1920-х годах она познакомилась с военнослужащим – латышом по национальности. Он уговорил ее поехать в Латвию.

Так сибирячка оказалась далеко от Родины. Муж оказался ненадежной опорой, любил праздную жизнь. Все заботы о семье легли на Татьяну. Выросшая в суровых условиях, она не спасовала и на чужбине. Завела хозяйство, и вскоре в семью пришел достаток. Татьяна держала на своей ферме большое поголовье домашнего скота, только дойных коров — два десятка.

Когда началась Великая Отечественная война, немцы сразу вошли в Прибалтику. К 10 июля вся территория Латвии  была оккупирована германскими войсками. Муж Татьяны перешел нас сторону немцев.

Когда Красная армия стала приближаться к границам Латвии, семья в числе тысяч других латышей стала искать спасения на Западе. Муж Ольги попал в плен к англичанам, о его судьбе было ничего не известно. Прожив несколько лет в лагере беженцев в Германии, в 1949 году Татьяна с дочерью Ольгой и внуками оказались в Австралии.

Бабушка часто рассказывала внукам о своей родине. Ей так хотелось хоть одним глазком еще раз увидеть сибирские сосны, могучий Енисей, вдохнуть морозный воздух. Наказывала внукам побывать на родине предков. Вернуться на родину  мечтала и ее дочь Ольга. Она прожила 102 года,  всегда говорила, что крепкое здоровье унаследовала от родителей- сибиряков. Татьяна Прокопьевна скончалась в  знойной Австралии в 2008 году.

Юрис долго решался на рискованное, как ему казалось, путешествие. Сибирь многие иностранцы считают диким, необжитым краем, с жестокими морозами. Юрис нашел на карте  России село Сухобузимское, решил, что это и есть деревня Бузимская. Изучал в интернете жизнь русских, Сибирь, ее просторы и климат. И, наконец, отважился на поездку. Специально выбрал зимнее время. Никогда не видел снега, но был наслышан, что на родине бабушки  от мороза птицы замерзают на лету.

И вот он  — на заснеженной сельской улице. Мечтает: а вдруг можно найти родственников бабушки… Ведь у нее было пять сестер, братья… Может, кто- то вспомнит многодетную семью Прокопия и Марфы?

Огорчился, узнав, что деревня Бузимская исчезла  с карты Сухобузимского района 50 лет тому назад. Но не пожалел, что в 76-летнем возрасте преодолел путь в 12 000 километров. Посетил  районный краеведческий музей и даже съездил на местное кладбище.

Эта история имела продолжение. В июле 2013 года к нам в район приехала экспедиция  латышского общественного Фонда «Дети Сибири». Она состояла из  32 граждан Латвии и других государств, чье детство в 1940-50 годах прошло в сибирской ссылке, а также их родственников. Иностранные гости  посещали места, где когда-то жили после депортации, оставляли памятные таблички на могилах родных, умерших в ссылке. Они  вообще-то не планировали побывать в Сухобузимском районе, но когда  в Красноярске  узнали, что рядом – родина предков  члена их группы Гресте, то заказали автобус в  Сухобузимское.

Наш корреспондент Светлана Тараненко  в декабре 2012 года  брала интервью у Юриса Гресте,  хорошо запомнила его.

И вот через полгода среди латышей вдруг увидела  знакомое лицо. Неужели  гражданин Австралии снова приехал в Сибирь? Прислушалась: этот мужчина  в отличие от Юриса, с которым общалась через переводчика, хорошо говорит по-русски. Значит, не Юрис. Оказалось,  это его родной брат  — Оярс Гресте, внешне очень на него похожий.  Узнав о  сибирском путешествии брата, профессор университета тоже  загорелся желанием побывать на родине бабушки. Он присоединился к  фонду «Дети Сибири» и таким образом оказался в наших краях.  Давно, еще не подозревая, что когда-то окажется в России,  он выучил русский язык. На встрече с латышами присутствовала заведующая архивом Татьяна Клобетанц. Она поговорила с Оярсом некоторое время и вдруг они вместе затянули  русскую народную песню, чем нимало удивили  всех присутствующих. Оказалось, ученый, выучил песню своей  сибирской бабушки. Говорил, историей семьи заинтересовался и  сын Питер Гресте, профессор, всемирно известный журналист.

Мне же хочется обратиться к выходцам из деревни Бузимской. Не может быть, чтобы не осталось в наших краях кто-то из родственников Татьяны Прокопьевны Ивановой. Откликнитесь! С вами очень хотят познакомиться ваши родные, живущие в Австралии.

Ольга ВАВИЛЕНКО

(Продолжение следует)

Фото:

Село Бузимское стояло на  берегу Енисея

Наводнение 1966 года в Истоке. Фото из альбома Владимира Визнера

Потомок крестьян деревни Бузимской Юрис Гресте с супругой

Младший внук Татьяны  Прокопьевны Ивановой Оярс Гристе

 

Ваш комментарий

  

  

  

Текст который нужно ввести в поле ввода

*

Можно использовать эти теги: these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>