ВНИМАНИЕ! В Вашем браузере ОТКЛЮЧЕНА поддержка JavaScript! Сайт может отображаться не корректно!
Зеркало недели
Яндекс.Метрика
10 ноября, 2017 | Категории: Память
Просмотры: 1 176    |
Рейтинг: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Ваша оценка?)
Loading ... Loading ...
Печать

Последний приют

По воздушной трассе «Аляска-Сибирь» – Алсиб -–за три года перегнали тысячи американских военных самолетов, по ленд-лизу поставляемых СССР. Заключительный этап ее маршрута пролегал над Сухобузимским районом.

29 марта 1944 года на территории района разбились сразу два истребителя Bell Р-39 «Aircobra».

 Дивизия, которая занималась перегоном самолетов с территории США, была сформирована летом 1942 года в Иваново. Ее составляли пять авиаполков. Трасса открылась осенью. Первые самолеты из США приземлились на красноярском аэродроме 16 ноября 1942 года.

Американские летчики доставляли самолеты к городу Фэрбанкс на Аляске, где их принимала советская военная миссия. Здесь за штурвалы садились наши пилоты. Трасса от Фэрбанкса до Красноярска была разделена на пять этапов. Через Берингов пролив самолеты проводил первый авиаполк. От Уэлькаля до Сеймчана – второй. Отсюда летчики третьего полка перегоняли машины в Якутск. Четвертый авиаполк уводил их в Киренск Иркутской области, где пятый принимал эстафету и вел самолеты до Красноярска. Отсюда авиатехника распределялась на различные участки фронтов. Общая протяженность трассы составляла 6500 километров. В Википедии есть данные, что по трассе Алсиба было доставлено 7908 одномоторных и двухмоторных самолётов: бомбардировщиков, истребителей, транспортных и учебно-тренировочных.

По разным данным, на участке Алсиба в Красноярском крае случилось 60 авиакатастроф, погибли 123 летчика. Две из них произошли в один день – 29 марта 1944 года в правобережной части Сухобузимского района: около деревни Глубокий Ручей и в 26 километрах от деревни Усть-Кан. Два пилота, перегонявших американские истребители, погибли. Причины трагедий до сих пор точно не установлены, но предполагается, что виной им – сложнейшие метеоусловия: внезапный мороз и сильная пурга.

Останки пилота «Аэрокобры», разбившейся возле Усть-Кана – старшего лейтенанта, 28-летнего уроженца Витебска Василия Семеновича Мошкея — найдены поисковиками летом 1982 года. До этого времени он считался пропавшим без вести. К месту падения самолета отправлялись экспедиции. Останки летчика теперь покоятся в Железногорске. Обломки самолета находятся как в музеях этого города, так и в Сухобузимском краеведческом и школьном Атамановском. На месте гибели Василия Мошкея поставили памятник, а на скале рядом с местом падения прикрепили памятную табличку.

А вот где могила второго летчика – Георгия Самарцева – и по сей день точно не известно. В марте прошлого года журналисты телекомпании «Свежее телевидение» из Железногорска сообщали, что намерены разыскать ее.

Истребитель «Аэрокобра», хоть и имел мощное вооружение, высокую скорость и маневренность, обладал очень большим недостатком — «благодаря» особенностям конструкции был склонен уходить в штопор из-за малейшей ошибки пилота. Справиться со сложным управлением и реализовать высокий потенциал самолета могли только профессионалы высочайшего класса.

Таким, без сомнения, являлся Георгий Иосифович Самарцев. На сайте «Подвиг народа» можно найти наградной лист на его имя от 11 августа 1943 года. Старший лейтенант, командир звена 5-го перегоночного авиационного полка 1-й авиационной перегоночной дивизии Самарцев служил в Красной Армии с 20 лет, с 1935 года. В документе указано, что с мая по ноябрь 1941 года он находился в командировке в Китае. С августа 1942 года Георгий Иосифович — в перегонном авиационном полку. За год его звено привело для действующей армии 112 иностранных истребителя типа Р-40 «Кёртисс» и Р-39 «Аэрокобра».

«Сам лично перегнал 33 боевых самолета по маршруту Киренск-Красноярск (960 км). Из этих самолетов пять были перегнаны в чрезвычайно трудных и сложных метеорологических и климатических условиях: 55-градусный мороз, пурга, низкая облачность, сплошной дым от лесных пожаров, ливни, когда земля совершенно не просматривалась, посадка самолета на ограниченную полоску на льду. В этих суровых условиях ст. лейтенант Самарцев всегда принимал правильное решение и отлично сажал самолет без единого летного происшествия, проявляя при этом огромное самообладание, смелость и храбрость, сметку и прекрасное мастерство пилотирования».

Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении летчика орденом Оте-чественной войны II степени был подписан 13 марта 1944 года. А 29 марта очередная «Аэрокобра», которую пилотировал старший лейтенант Самарцев, разбилась, не долетев до аэродрома несколько десятков километров.

По имевшимся у поисковиков сведениям, это случилось примерно в двух километрах от деревни Глубокий Ручей, которая когда-то располагалась между Большим Балчугом и Подпорогом. Воспоминания немногочисленных очевидцев о нахождении могилы пилота противоречивы. Единственным достоверным ориентиром в поисках служила старая газетная фотография березы с фанерной табличкой, под которой якобы похоронен летчик.

В «Красноярском рабочем» за 26 ноября 2002 года опубликованы сведения Центрального архива Министерства гражданской авиации (ныне – Федеральная авиационная служба). Газета приводит такую цитату из документа этого ведомства: «В заключениях по катастрофам Управления воздушной магистрали Москва-Уэлькаль имеются данные о том, что 28 июля 1944 года группа местных жителей деревни Глубокий Ключ Сухобузимского района Красноярского края случайно обнаружила в лесу, в двух километрах южнее деревни, разбитый самолет. 14 августа 1944 года комиссией 5-го перегоночного авиаполка было установлено, что этот разбитый самолет является перегоночным самолетом типа Р-39. При обследовании места происшествия были обнаружены останки и партийный билет старшего лейтенанта Самарцева. Останки погибшего комиссией захоронены на месте».

Тем не менее, в ходу и другая версия, согласно которой Самарцев лежит на одном из деревенских кладбищ.

В мае прошлого года на сайте ГХК сообщалось, что группа энтузиастов из числа работников Горно-химического комбината продолжает поиски останков летчика Георгия Самарцева. Экспедиция, в составе которой были представители краевого поискового отряда «Трасса», специалисты Военно-инженерного института СФУ и ветераны ГХК, побывала на месте крушения самолета, нашла несколько его деталей, но не смогла определить точное место захоронения летчика. Поисками забытой могилы занялись члены молодежной организации ГХК, работники ИХЗ и ветераны комбината. Еще раз тщательно обследовали место авиакатастрофы, побывали на заброшенном кладбище Глубокого Ручья и на погосте Подпорога. Но безуспешно.

Находкой третьей экспедиции стала еще одна деталь самолета – десятая по счету. Сейчас она хранится в Железногорском городском музее вместе с портретом Георгия Самарцева – его фото обнаружили в Подольском архиве.

 Есть и еще одна версия, где летчик нашел последний приют. Говорят, что останки увезла на родину его жена. Четыре года назад в Кононово, на берегу Енисея, появился памятный знак ленинградцу Георгию Самарцеву. И сюда в День Победы кононовцы тоже несут цветы в память о героях той войны.

 

Наталья ГОЛОВИНА

 (АП)

Фото с сайта телекомпании «Свежее телевидение» г. Железногорска, из газеты «Красноярский рабочий»

1 comment to Последний приют

  • say7

    Статьей потрясена, ведь это о моём родном дедушке написано — Самарцеве Георгие Иосифовиче, судьбу которого мы отчаялись когда-либо узнать. Плачу третий день. Версия о том, что жена (моя бабушка — Татьяна Ильинична) увезла останки мужа на родину, неверна. Она умерла в городе Душанбе в 1991 году, так и не узнав, где и как погиб муж и отец её двоих детей Елизаветы (моей мамы) и Юрия (моего дяди). Спасибо за публикацию и за память о героях, не щадивших себя и так рано ушедших.

Ваш комментарий

  

  

  

Текст который нужно ввести в поле ввода

*

Можно использовать эти теги: these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>