ВНИМАНИЕ! В Вашем браузере ОТКЛЮЧЕНА поддержка JavaScript! Сайт может отображаться не корректно!
Зеркало недели
Яндекс.Метрика
28 апреля, 2017 | Категории: Неизвестные страницы истории
Просмотры: 412    |
Рейтинг: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Ваша оценка?)
Loading ... Loading ...
Печать

Крушение

Для матери нет большего горя, чем хоронить собственных детей.

Свет померк в глазах Мавры Петровны 12 июня… В этот день расстреляли ее сына Михаила.

Обезумевшая от горя мать не могла знать, что это только начало… Первый залп по семье. Самый громкий. О нем сообщали газеты, трезвонило, захлебываясь в истерике, радио.

Мавра Петровна ехала в поезде и не могла дать волю слезам. В вагоне громко обсуждали судебный процесс. Сжавшись в комочек, старая женщина плакала беззвучно, нутром, и не смела остановить поток клеветы на любимого сына, которым так гордилась. Да разве она одна! Еще недавно вся страна восхищалась этим человеком, слагала о нем стихи и легенды. Известные художники писали портреты, его фотографии размещали на почтовых марках и открытках.

«Горе жгло ее изнутри. Ни одной слезы на людях она не проронила», – напишет потом Анна Ларина (вдова Николая Бухарина), ехавшая в том же вагоне.

Эшелон прибыл в Астрахань – место ссылки для родственников «заклятых врагов социализма».

Скорее всего, мать не знала, что 3 июля арестован старший сын Николай.

 14 июля взяли дочь Елизавету вместе с мужем, прославленным летчиком (три ордена Красного Знамени) Юрием Игнатьевичем Арватовым.

29 августа – сына Александра.

Чудовищная, ничем не объяснимая облава набирала силу.

4 сентября – арестовали мужа дочери Ольги, Льва Михайловича Геймана, заместителя директора «Союзпечати».

5 сентября – невестку Нину, жену Михаила.

10 сентября – дочь Софью.

27 сентября – дочерей Ольгу, Марию.

22 декабря захлопнулась дверь тюремной камеры за невесткой Зинаидой, женой Александра.

Наступил новый год.

26 января забрали бывшего мужа Марии, Максима Андреевича Владимирова.

11 февраля – другого зятя, Николая Никифоровича Фадеева

Все оказались за решеткой – три сына, их жены, четыре дочери, их мужья.

Мать думала: взяли по ошибке и скоро выпустят. В страшном сне не могло привидеться, что казнен не только самый яркий и одаренный из ее сыновей. Она не знала, что в декабре по семье дали еще три залпа.

Первым 10 декабря расстреляли зятя Юрия. Признали шпионом. Для этого имелись «веские» основания: в начале 30-х годов Арватов работал техническим директором советско-германского общества воздушных сообщений.

 Через пять дней, 15 декабря, к стенке поставили Александра. До ареста он, военинженер 2 ранга, преподавал в Военно-транспортной академии РККА, корпел над диссертацией. Его первая профессия – виолончелист, до революции окончил 5 курсов консерватории.

Через 10 дней после гибели Александра, 25 декабря, не стало Николая. Майор запаса старший преподаватель по военным предметам Московского текстильного института тоже приговорен к высшей мере наказания.

Пятый залп по семье прозвучал 14 июня 1938-го. Убили бывшего мужа Марии Максима Андреевича Владимирова.

Позже прогремит еще один. Семья почти в одночасье потеряла пятерых мужчин и одну женщину. Никого не проводила в последний путь. Ни у одного из них не поплакала на могиле.

Родные знали только о гибели Михаила. Но если бы даже каким-то чудом выяснилась судьба остальных, все равно не смогли бы пойти к месту упокоения. Злая воля всех, без исключения, разметала по стране. Кто в тюрьме, кто в лагере, кто в ссылке.

Дети слишком малы. Подрастут – тоже пойдут по этапу… А пока живут в детдомах. Некоторых удалось забрать родственникам.

Что за наваждение?- спросит читатель. Неправдоподобная история. Что же такое надо было совершить, чтобы обречь на истребление семь ветвей одного могучего дерева? Неужели все эти люди – 19 человек, состоявших в близком родстве, – в одно и то же время совершили ужасные преступления, и нет им прощения?

 

Всего четыре цифры

Ответ очень короткий. Всего четыре цифры, ставшие кошмаром для миллионов людей.

1937-й.

Самый кровавый год в истории Советского Союза.

В разгул Красного террора могли ли обойти стороной тех, кто независим в суждениях и имеет «неправильное» происхождение?

Мать-крестьянка молоденькой девушкой попала в услужение к потомственным дворянам. Природа не поскупилась: дала девушке ум, красоту и трудолюбие. Сын хозяйки был настолько покорен ее обаянием, что пренебрег всеми запретами. Молодые обвенчались. В семье родилось девять детей. Все как на подбор, унаследовали незаурядный ум, таланты и красоту родителей.

Самый одаренный, беспримерной смелости (шесть (!) орденов за храбрость на фронтах Первой мировой и Гражданской войн), и самый знаменитый из них – Михаил. Однажды на совещании не побоялся возразить наркому: Ваши поправки нельзя принять, они некомпетентны.

А фамилия его – Тухачевский.

Вот теперь вопросов больше нет.

 

«Стереть с лица земли восьмерку шпионов»

Легендарного маршала, заместителя наркома обороны обвинили в организации военного заговора с целью захвата власти.

«Шпионы Тухачевский, Якир, Уборевич, Корк, Эйдеман, Фельдман, Примаков и Путна, продавшиеся заклятым врагам социализма, дерзнули поднять кровавую руку на жизнь и счастье стосемидесятимиллионного народа, создавшего Сталинскую конституцию, построившего общество, где нет больше эксплуататорских классов, где уничтожены волчьи законы капитализма. Приговор суда – акт гуманности, защищающий нашу Родину и передовое человечество от кровавых извергов буржуазной разведки. Страна, единодушно требовавшая стереть с лица земли восьмерку шпионов, с удовлетворением встретит сегодня постановление суда. Расстрелять! Таков приговор суда. Расстрелять! Такова воля народа!». Эту цитату из газеты «Известия» от 12 июня 1937 года приводит Юлия Кантор в своей книге «Война и мир Михаила Тухачевского».

Произведений о легендарном маршале создано много. Но труд доктора исторических наук, ведущего сотрудника Эрмитажа Ю.З. Кантор – в особом ряду. Ведь основан он на подлинных, ранее не известных исторических документах. Автор работала в архивах России и Германии, ей удалось изучить уголовные дела М.Н.Тухачевского и его родных. Благодаря ей впервые увидели свет уникальные документы и фотографии.

На основе источников, хранившихся в Центральном архиве  ФСБ, автор воссоздала историю не только «военного заговора», но и истребления членов семьи «изменников родины».

Какие бы произведения я ни изучала при подготовке этого материала, неизменно возвращалась к книге Юлии Кантор, тем более что в других публикациях обнаруживалось много неточностей.

Юлия Кантор рассказала, что поначалу мать маршала отбывала ссылку в Астрахани вместе с невесткой, пока ту не арестовали. Анна Ларина в книге «Незабываемое» вспоминала:

«Мавра Петровна хотела сделать передачу Нине Евгеньевне, жене Михаила Николаевича, – в астраханскую тюрьму. Сказала: «Пишу плохо», – и попросила написать, что она передает. «Ниночка, передаю тебе лук, селедку и буханку хлеба». Я написала. Неожиданно Мавра Петровна разрыдалась и, положив голову мне на плечо, стала повторять: «Мишенька! Мишенька, сынок! Нет тебя больше, нет тебя больше!»

Вскоре мать осталась одна-одинешенька. Невестку осудили на 8 лет ИТЛ, по этапу отправили в Мордовию, в Темниковские лагеря. Изъяли и 15-летнюю внучку Светлану, дочь Михаила, определили в специальный детдом.

Некому было взять мать под опеку. Все ее дети арестованы.

Трем дочерям и трем невесткам дали по 8 лет заключения. За то, что якобы знали о вражеской деятельности Михаила, но не донесли. На самом деле – просто за родство. Самое легкое наказание получила дочь Софья. Как социально опасный элемент ее выслали в Казахстан на 5 лет.

В лагеря попали уцелевшие мужья дочерей – Фадеев и Гейман.

Ольга ВАВИЛЕНКО

(Продолжение следует)

 

Ваш комментарий

  

  

  

Текст который нужно ввести в поле ввода

*

Можно использовать эти теги: these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>