ВНИМАНИЕ! В Вашем браузере ОТКЛЮЧЕНА поддержка JavaScript! Сайт может отображаться не корректно!
Зеркало недели
Яндекс.Метрика
18 ноября, 2016 | Категории: Неизвестные страницы истории
Просмотры: 835    |
Рейтинг: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Ваша оценка?)
Loading ... Loading ...
Печать

«Таежный» на карте архипелага

(Продолж. Нач. в № 22-30, 37-38,43-50)

Каждый год в начале мая начальник совхоза издавал приказ: «В связи с открытием навигации с 10 мая команду катера «Ведущий» и паузка «Вент» считать на навигационном положении».

– Позже на причале появился еще один катер под названием «Чекист». «Ведущий» списали, двигатель барахлил.

 Катера транспортировали из Красноярска продукты для дома отдыха и пионерского лагеря, другие грузы. Переплавляли людей на правый берег Енисея, где шли лесозаготовки. Иногда доставляли начальство в Красноярск. Участвовали в расстановке судов, причаливших к берегу. И даже возили пионеров на экскурсии, – рассказывает В.С. Белов.

Он 26 лет проработал на причалах и пристани. Был приемосдатчиком, начальником второго причала, диспетчером. Сейчас Василию Семеновичу идет 94-й год. Но у него отличная память. Он оказывает мне неоценимую помощь в сборе материалов по истории совхоза «Таежный».

С августа на причалах работа кипела не только днем, но и ночью: начиналась отправка картофеля и овощей для Норильлага. На погрузку ставили заключенных и вольнонаемных рабочих. Но в особо напряженные дни мобилизовывали целые коллективы – контору совхоза, ЦРМ, стройчасть.

Когда центральную усадьбу переводили на Четвертое отделение, и там началось большое строительство, катера без конца сновали туда и обратно.

Я не знаю, как чувствовал себя капитан дальнего плавания у штурвала маленького суденышка. Да и водные просторы ему были непривычны. Но, наверное, был впечатлен сложностями судоходства на стремительной, своенравной сибирской реке. Если идти вверх по Енисею, а потом обратно, требуется немалое мастерство, чтобы пройти без приключений Атамановские камни и Шиверские перекаты. Судоводителю надо лавировать среди подводных острых скал. Енисейские речники хорошо знают, что здесь извилистый судовой ход, каменистое ложе. На Атамановских камнях (80-84 км от Красноярска) поперек русла – нагромождение каменных гряд Енисейского кряжа, разнонаправленные свальные течения. Это место считается одним из самых затруднительных участков Енисея от Красноярска до устья Ангары.

Ветеран совхоза «Таежный» Александра Дмитриевна Богданчикова, которой сейчас идет 93-й год, вспомнила, что сначала Майгонис жил один, позже к нему приехала семья. Размещались они в крохотной хибарке, на въезде в село с западной стороны, недалеко от нынешнего здания средней школы.

 

Помнит ли кто Маргиту Карклиньш?

Неожиданная находка в районном архиве. В похозяйственной книге №9 Атамановского сельского Совета за 1949-1951 гг. (Ф. 8, Оп. 1. Д.15) среди жителей вижу знакомую фамилию: Карклиньш Майгонис Фрицевич, 1907 года рождения. Его жена Мильда Яновна, 1911 года рождения. Дочь Маргита, 1936 года рождения. Сын Андрис, 1939-го года рождения.

Позже эту семью я нашла и в похозяйственной книге Абакшинского сельского Совета, где записаны жители Четвертого отделения. Видимо, Карклиньши все же не избежали переселения.

Когда латышам разрешили вернуться на родину, они сразу покинули место ссылки.

 Майгонис после освобождения прожил в Латвии еще 26 лет. Скончался в 1982 году в возрасте 75 лет. Об этом журналисту городской газеты Вентспилса рассказала его дочь Маргита, в замужестве Бушмане (газета «Вентас балсс» от 11 декабря 2012 года). 76-летняя женщина подтвердила, что находилась в сибирской ссылке вместе с родителями. В 2012 году она по-прежнему проживала в Вентспилсе, находилась на пенсии, раньше работала в аптеке.

В Атаманово Маргита, наверное, училась в местной школе. Уважаемые атамановцы! Откликнитесь, пожалуйста, кто помнит эту семью.

 

Полку прибыло

Я уже писала о том, что большинство латышей погибло в Вятлаге. Карклиньш – среди немногих спасшихся. Но, оказывается, в «Таежный» в начале 1944 года из гибельного Вятского края прибыло еще два бывших заключенных.

Вольдемар Индрикович Инсбергс, как и Карклиньши, родом тоже из Виндавы. Он занимал какую-то руководящую должность в Кандавском лесничестве. Знал охотничье хозяйство, гражданское строительство, садоводство. После депортации, уже в лагере, в 1942 году, осужден на 10 лет за участие в контрреволюционной организации, так как был айзсаргом.

Организация айзсаргов была основана в 1919 году как военизированное ополчение. Выполняла роль Национальной гвардии. С 1921 года в связи с окончанием военных действий стала общественной организацией. Но мужчины, женщины и дети (яунсарги) продолжали обучаться в ней военному делу. Айзсарги имели оружие, объединялись во взводы, роты, батальоны и полки. Всего в Латвии было 15 полков.

С приходом советской власти организацию признали фашистской и 23 июня 1940 года распустили. Командиры айзсаргов, активные члены организации отправились в исправительно-трудовые лагеря, их родители, жены и дети – в Сибирь на поселение.

Инсбергс отбывал наказание на севере Кировской области. На лесозаготовках в Кайском районе трудился бригадиром и десятником. Этому способствовало его образование, предыдущий опыт работы. В свое время окончил  Виндавское реальное училище, лесной техникум, посещал лесное отделение сельскохозяйственной академии.

Тяжелый труд, суровые природные условия, плохое питание привели к инвалидности. 1 октября 1943 года Инсбергса «актировали» и освободили из заключения как инвалида второй группы.

Его семья в 1941 году попала в колхоз «Совет» деревни Иркутской, а в 1943-м – на Третье отделение «Таежного». Поэтому бывшему заключенному место поселения  было предопределено. Но в этом-то и состояла радость.

Через два мучительных года разлуки и безвестности он встретился с женой Лидией, обнял подросших сыновей. Андрею (Андрису?) исполнилось 15 лет, младшему Ивару – 12.

Кажется, Вольдемар смог обнять и мать. Судя по документам, на Третьем отделении жила еще одна женщина по фамилии Инсбергс – Эмилия Андреевна, 1884 года рождения, тоже уроженка Виндавы, тоже из семьи лесников. По возрасту она вполне могла быть мамой Вольдемара.

Вольдемара приняли сторожем. Он написал директору совхоза заявление с просьбой «дать надлежащую работу». Очень грамотно аргументировал свою просьбу, рассказав, какое имеет образование, какими специальностями владеет. Директор наложил резолюцию: «утвердить нормировщиком 3-го отделения с месячным испытательным сроком». Инсбергс стал учетчиком, потом старшим учетчиком. Позже его перевели на должность лесничего. А когда на Первом отделении заложили сад – назначили садоводом. Он прекрасно владел русским языком, знал немецкий. Уволился из совхоза в августе 1948 года.

Вторым вернувшимся чуть ли ни с того света был Фриц Карлович Озолин (так написано в карточке). 1895 года рождения, тоже уроженец Виндавского уезда – Пуссенской волости.  Поначалу работал с отцом в крестьянском хозяйстве. В 16-летнем возрасте отправился в Ригу. Сначала ученик, потом слесарь, кузнец механической мастерской одного из рижских заводов.

В 1915 году в ходе Первой мировой войны германские войска оккупировали Курляндию, промышленность эвакуировали из латвийских городов. Так в качестве беженца Фриц оказался в городе Пскове, работал там по специальности на лесопильном заводе. Позже перебрался в Петроград, где его приняли в военные автомобильные мастерские.

Между тем в Латвии разразилась гражданская война. Национальное правительство К. Улманиса противостояло советской власти. Фриц Озолин вступил в латышскую национальную армию.

11 августа 1920 года РСФСР и Латвия подписали в Риге мирный договор, по которому прибалтийская республика получила независимость.

Фриц, поездивший по свету, вернулся к мирному труду. Он открыл в Пуссенской волости свою кузницу и снабжал округу коваными изделиями до рокового июня 1941 года.

В числе многих земляков оказался в вятских лагерях. К середине зимы 1943 года ослаб до такой степени, что был «актирован», как и Инсбергс, за неспособность к какому-либо труду.

26 декабря состоялось досрочное освобождение. Дорога домой была заказана, Латвия оккупирована гитлеровскими войсками.

Отправили по этапу к семье в Красноярский край. Его жену Эмму и двоих несовершеннолетних сыновей Иманта и Иварса летом 1943 года перевели из колхоза «13 лет РККА» на Второе отделение совхоза «Таежный». Сюда же, как только самочувствие улучшилось, 16 апреля 1944-го приняли вятлаговского сидельца кузнецом, с исполнением обязанностей слесаря.

Проработал Озолин недолго, 6 сентября 1947 года уволен ввиду болезни. В это же время из совхоза ушла и его жена. Видимо, семья вернулась на родину. Как известно, после окончания войны власть смягчилась по отношению к латышам. В 1946 году пошла навстречу просьбам латвийского руководства и  некоторым направленным на 6-летнее спецпоселение латышам разрешила вернуться в Латвию. 

Ольга ВАВИЛЕНКО

(Продолжение следует)

Примечание. Латышские фамилии и имена воспроизводятся в тексте в том виде, как они значатся в архивных документах. Большей частью они русифицированы. Всем прибалтийским народам, в том числе латышам, в Сибири дали отчества, которые у них не приняты, как у большинства европейских наций. Окончания латышских фамилий тоже не соответствуют полу владельца фамилии. При приеме на работу и мужчин, и женщин записывали в мужском роде.

1 comment to «Таежный» на карте архипелага

  • Andris

    Инсберг Вольдемар — мой дедушка, а Андрис — мой отец. Я тоже Андрис Инсбергс, 1959 года рождения. Спасибо за рассказ.

Ваш комментарий

  

  

  

Текст который нужно ввести в поле ввода

*

Можно использовать эти теги: these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>