ВНИМАНИЕ! В Вашем браузере ОТКЛЮЧЕНА поддержка JavaScript! Сайт может отображаться не корректно!
Зеркало недели
Яндекс.Метрика
31 июля, 2020 | Категории: Общество, Патриотическое воспитание
Просмотры: 95    |
Рейтинг: 1 балл2 балла3 балла4 балла5 баллов (Ваша оценка?)
Loading ... Loading ...
Печать

В чем душа старинного дома

                         

     Найти дом Валентины Фоминичны Трашковой в  Шошкино  не составит  большого труда. Ничуть не преувеличу, если скажу, что  второго такого в  деревне  нет.


     Стены из кругляка, 11 окон с резными наличниками и ставнями, массивные ворота с ажурной резьбой, добротный забор, высокое крыльцо.
     Внутреннее убранство полностью отвечает внешнему. Заходишь в этот дом и словно попадаешь в музей.  Старинная мебель: буфет, комод,  круглый стол, массивные  деревянные стулья. Две  большие комнаты выходят  окнами  на юг.  Высокие потолки,   побеленные стены,  солнечные лучи, пробивающиеся  сквозь двойные деревянные рамы,  — все это   наполняет  жилище светом и воздухом. 
     — Еще тятя мой на этом стуле сидел, — рассказывает Валентина Фоминична, — вся мебель, что в избе, с той поры осталась.
  Высокая  кровать с вышитой крючком простыней и наволочками на подушках  до  боли напомнила мне детство, дом моей бабушки.  Кажется,  закрой глаза,  и замурлычет   под ухом  старый кот,  запахнет пирожками  из печи и парным молоком.

 Вязаные дорожки   и половички, ситцевые занавески  на окнах,  сундук,  настоящая русская печь – какое тепло излучают все эти предметы  интерьера.  Души! Вот чего не хватает нам в современных квартирах, напичканых   умной  техникой   и  штампованной мебелью.   Здесь же  душа, дух старины   чувствуется во всем, и  это  вызывает неподдельное восхищение. Как  и сама хозяйка.
         Валентине Фоминичне   Трашковой идет 99 год. Она родилась и выросла в Шошкино, в этом самом доме, для строительства которого ее отец нанимал двенадцать плотников.
  

       Родители  долгожительницы были крестьянами, весьма зажиточными.       Фома Трашков имел  земельные наделы,  хозяйство держал немалое: коров, лошадей. До сих пор сохранились надворные постройки, указывающие на некогда богатый двор:  хлев,  стойло для лошадей, амбары с тесаной крышей. Видно, что строили   все с любовью и на века. 

    - В начале 30-х годов отец передал землю и скот в колхоз и сам стал там работать.   Не стал сопротивляться новой власти. Это и спасло ему жизнь.  Многие-то  на север   поехали,  - говорит Валентина Фоминична.  

 В семье нас пятеро  росло,  девчонок  с ранних лет приучали к труду и рукоделию, — вспоминает она.  — Полотенца, скатерти, наволочки  -  все  сама вышивала.

 Сколько  событий   выпало на век  Валентины Фоминичны! По  ее  воспоминаниям и рассказам  можно изучать историю страны.  Погиб на фронте  старший брат Андрей, похоронку  бабушка до сих пор бережно хранит.
  Во время войны Валентина Фоминична  работала в Красноярске на военном заводе, потом на лесозаготовках. Тяжелый труд оплачивался несколькими пригоршнями муки, растянуть которую нужно было на неделю.  Жить помогала песня. 

  -  Да, у тети всегда был сильный и красивый голос, — подтверждает племянница Любовь Дмитриевна. — Любила петь   и умела, как затянет – заслушаешься.   
В  небольшом таежном поселке, которого уже нет на карте, после войны  крестьяне  заготавливали живицу.  Там Валентина   и встретила  будущего мужа ссыльного поляка Рафаила Куклевского.

 - Двоих  сыновей  родили.  Время летит. Давно   нет уже  и мужа, и сыновей  похоронила, — тяжело  вздыхает она, — а я вот держусь. Отец больше ста лет прожил, есть  мне  с кого пример брать.

        Годы берут свое. Еще прошлой осенью долгожительница сама складывала в поленницу дрова, топила печь, хлопотала по дому, а в перерывах между работой отдыхала за чтением.
        
     Узнав, что мы  из районной газеты, Валентина Фоминична  рассказала, что всегда  читала «Сельскую жизнь», но в прошлом году   почтальон стал  носить ее, как попало, и теперь     неоткуда узнавать районные новости.

- В этом году ноги уже почти не слушаются,  в гости  не походишь. Да я уже и во двор не выхожу.  Внуки разъехались, кто куда. Теперь вся надежда у меня на племянницу Любу и на женщину, что иногда помогает по дому. Да еще вот ребята из реабилитационного центра, что напротив моей избы. Они  всегда на выручку придут: дрова наколют, воды принесут, никогда не откажут в помощи. Благодаря им поживу еще.

  С той минуты,   что я  переступила порог,  меня не покидало ощущение, что этот  столетний  дом  неразрывно связан со своей хозяйкой.  Он словно живой организм. Время    обошло его стороной. Стропила на крыше и подвальные доски светлые,  совершенно  не тронутые плесенью. Само строение за столько лет  даже  ни накренилось, стоит на сохранившемся по сей день фундаменте, как  крепость.
         Вот и Валентина Фоминична сохранила молодецкий задор, острую память и светлый ум,  несмотря на  все жизненные трудности и невзгоды, выпадавшие на ее долю, кроме  острой памяти и светлого ума,  . Шутит,   рассказывает анекдоты, задорно поет частушки.
   

 

      

   Так не хотелось покидать  этот теплый  и уютный дом,   где  жили несколько поколений  сибирской семьи, которые  оставили частичку  своей души  в этих   стенах,  милых сердцу вещах.  Здесь они  молились  у  образов,   радовались рождению детей и внуков,  ждали  и любили.  Мы   желаем    Валентине Фоминичне  прожить ей еще много лет, сохраняя бодрость духа, любовь к жизни.   Ведь пока жива хозяйка, жив и дом.

                                                                                        Марина РЫЖУК
                                                                         Фото Натальи Головиной

               
                

                

                

         
        
 

    1928  год. Валентина — крайняя слева    

 

Ваш комментарий

  

  

  

Текст который нужно ввести в поле ввода

*

Можно использовать эти теги: these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>